Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

smile © tavistok

доп набор.

Мебельной мастерской, где работает А., нужны дизайнеры. Ни разу не офисное рабство, работаете дома. Включена опция общения с заказчиками. Деньги – процент от заказа, бонусом мебель с жирной внутренней скидкой лично для вас, если оно вам надо.

Требуется уметь рисовать корпусную мебель руками и (или) в специально обученных программах, читать и делать рабочие чертежи, снимать, если умеете, замеры (если не умеете – научат).

И главное, не знаю, как назвать, чтобы без слова «творчество», а, вот – увлеченность и интерес к нестандартным решениям. Не в том плане, чтобы кровать на потолке, а чтобы не было так скучно, как везде: вот этих шкафов с одной и той же волной зеркала по дверце. Малофункциональных «ушей» по бокам чего угодно, под полторы вазочки. «Рабочего места школьника», один к одному слепок с офисного кубика, это чтобы ребенок с детства привыкал, ага. Полочек этих издевательских «книжных», под три номера Космополитена и атлас автомобильных дорог. Кухонь с мойкой строго в углу, а над ней массивный шкафчик. Чтобы гарантированно удариться головой. Понятно, в общем, чего не надо.

Кому интересно, машите лапами, дам контакт. Комменты скр.
rorschach

80, 30.

В моем ПТУ было два вида натурщиков: молодые и старые. Молодых рисовать было легко, старых – интересно. Фактура богаче, понимаете?



А это куклы salix bonitas. Они такие, настоящие.

Collapse )
маленький а важный © _ksa

(no subject)

Пошла учиться на вечерние поварские курсы – давно хотела, кстати. Два с половиной месяца теории, два с половиной месяца практики и месяц практики на производстве. В итоге диплом гособразца – в основном ради корочек и хотела, плюс раскладки, плюс профоборудование – это то, о чем я почти ничего не знаю.

Совсем отвыкла подолгу писать от руки, а почерк испортился настолько, что собственную скоропись разбираю с трудом – прихожу с занятий домой и перепечатываю лекции набело в файл. Если кому интересно, могу постить выдержки. Интересно?

Плакаты на лекциях такие мимими – привет из советских времен, похожи на цветные иллюстрации к «Книге о вкусной и здоровой пище». Преподаватели милые. Лекции на этой неделе по кулинарии (с азов, сортировка-нарезка) и по «товароведению пищевых продуктов», белки-жиры-углеводы-витамины и прочие вещества, условия хранения и переработки. В целом любопытно.
smile © tavistok

про работу.

Присказка такая: сейчас у меня плохо выходят буквы. Особенно буквы на заказ. Похожая проблема с картинками и прочим рукоделием. Поэтому эту часть своих талантов я оставляю под настроение. Я очень не хочу идти в офис на полный день, разве что за оч-чень хорошие деньги, хотя (многие не знают), я не только умница, талант, красотка и вообще ангел, но ещё и педант и зануда очень хороший делопроизводитель, архивариус, секретарь, кадровик. Соответствующие записи в трудовой имеются.

Но сейчас я хотела бы поработать руками. То есть, скажем, поваром. Точнее – поваром в небольшом офисе, на полдня. Готова кормить вкусными обедами 10-20 человек. Специального поварского образования у меня нет, но готовлю я отменно, см. подраздел «еда» в оглавлении моего жэжэ.

Вариант Б – няня на полдня. Забрать ребёнка из садика/школы, погулять с ним, поиграть, накормить. Обучение рисунку и прочим прикладным штукам, развивающим мелкую моторику – за отдельную плату. Рекомендации есть. Опыт обучающей работы (студия рисунка и лепки для детей 3-5 и 5-7 лет) есть.

Экзотические занятия, такие как составитель домашней библиотеки или коллекции произведений искусства, я боюсь, найти малореально, но вот в книжной/чайной (кофейной, табачной) лавке я бы, пожалуй, поработала бы. Есть предложения? По всем пунктам, само собой. Комменты скр., при ответе раскрываются, если хотите, чтобы ваш коммент оставался скрытым – скажите об этом.
  • Current Music
    Winamp *** 2223. Caprice - Philomel, With Melody
red cat © liza_bam

(no subject)

Сны снятся неопределённо-хорошие, с привкусом вишнёвого табака.

***

Дети рабочих напромыслили гору битого стекла под окнами: били пустые бутылки об железные прутья (прутьями огорожены подвальные окна). А там коты ходят босыми лапами. Пойду убирать.

(upd) Убрала. Порезалась. Под окнами, если присмотреться, валяется удивительно много разной дряни: окурки и кондомы, вырванные из школьных тетрадей странички, крючки, прищепки, мёртвые цветы, пакет блёсток и разбитое зеркало в тонкой прямоугольной раме. Зеркало я долго вертела в руках, думая, куда бы его применить, но все-таки выбросила, а блёстки прибрала. Пригодятся.
боты

тысячи их, абсурдных маленьких миров ©

давно это было. chmock_tyaчмоктя, нереальную блондинку, чудный плод коллективного бессознательного, зашли обидеть златка и мариша (ссылка, основной массив комментариев златки и мариши ими затерт, но смысл понятен как по контексту, так и из реплик собственно чмоктя, соорудившей с помощью арсений юрьевича простенький автоответчик из реплик обидчиц). не сумев продавить девочку, златка и мариша оделили своим вниманием арсений юрьевича и меня (разоблачающий нашу омерзительную сущность пост златки, к сожалению, закрыт для свободного доступа), что было отмечено мной в моем жжурнале. преследуя несомненно благороднейшую цель защитить златку и маришу от недоброй меня, в мой жжурнал явилась angel_likaангеллика и долго рассказывала недоумевающей аудитории о ранговости, примативности и конгруэнтности вообще и о моей женской несостоятельности в частности (ссылка, комментарии ангеллики, увы, ею затерты). по результатам беседы ангеллика была скормлена автоответчику арсений юрьевича — летучим мышам™, и на этом вся история могла бы завершиться, если бы в тоже время в мою рыжую башку не пришло идеи несколько снизить пафос бобруйской администрации, создав специально обученного виртуала — нежную девочку-стихоплёта, умеющую, тем не менее, хорошо держать удар.

проказа удалась, притравленная на zolotceзолотце администрация впоследствии невинно умученного бобруйска зауважала не скатывающегося в истерики и баны ребёнка (ссылка), ангеллика на время осенила золотце своим крылом (ссылка, свои комментарии ангеллика привычно забрала с собой), после чего удалилась в блеске славы, прихватив комментарии (ссылка). проект "золотце", исчерпав себя, был законсервирован.

кто бы мог подумать, что ангеллика по сию пору гордится своим выступлением в жжурнале поэтессы (ссылка, дубль) и при каждом удобном случае попрекает меня организацией мною травли моего же собственного виртуала (ссылка, дубль)?
red cat

нет амбиций.

ни в пять лет, ни в семь, ни в десять — ни балериной, ни терешковой, ни прекрасной полуулыбчавой-полустрогой дояркой с открытки, ни женщиной-учёной, с визгом и хохотом проносящейся над москвой в глянцево-чёрной летучей открытой машине, ни артисткой, ни врачом со стетоскопом на шее, ни учителем, ни чертёжницей, расправляющей хрусткую кальку, ни манерной, холёной и важной оперной певицей — никем не хотела я быть. мялась, отводя глаза, не отвечала на взрослые вопросы, сумрачно, нехотя кивала на поощрительную подсказку: "ты, хочешь, как вырастешь, стать учительницей, ведь правда? как бабушка? или врачом, как дед?" дед не врач, тихо-тихо шептала я — дед и вправду давным-давно уже не служил в больнице, а чтобы не киснуть дома — пошёл в разъездные страховые агенты. на велосипеде, с "почтальонской" сумкой, набитой скучными бланками и нарядными госстраховскими календариками — дед был смешной и весёлый, но и страховым агентом я не хотела быть. и раскрасневшейся доброй булочницей, руки, как в длинных, тонких перчатках, по локоть в муке, я быть не хотела, хотя и любила смотреть, как работает мама в крохотной пекарне, в тот год, когда для неё не нашлось другой, по специальности службы в северном передвижном посёлке. и когда в десятом школьном классе со всех нас потребовали написать, куда кто поступать собирается — я тоскливо покусывала кончик своей выпендрёжной, с лиловыми чернилами перьевой ручки, и глазами шарила по тому, что написали другие, надеясь слямзить чужой интерес, и, ничем не заинтересовавшись, вписала мелким сторожким почерком — Collapse )
помадка © zilyabr

хотите верьте...

я родилась блондинкой и этому есть свидетельство — прядь моих младенческих волос хранится у мамы, в папиросную бумагу завернутый бледнозолотистый локон, после волосы мои стали темнеть через яркую медь цвета и через червонное золото цвета до рыжего, темного с золотистым отблеском рыжего. до пяти лет была твердо уверена, что меня нашли в нарциссах, вёдра нежных беложёлтых цветов стояли на веранде вишерского дома, дожидаясь мамы с запелёнутой мной на руках, в капусте? ну что ты!, отвечали мне взрослые в мои два, в три, в четыре года, в нарциссах!, надменно сообщала я подружкам. я пью с трёх лет? я вру — только в четыре года мне, как и прочим детям, стали наливать полбокала шампанского в дни больших праздников — дней рождений и восьмимартовских, мы, дети, проникались необыкновенной важностью, а через полчаса без капризов валились спать. я читаю запоем с пяти лет — читать, писать и считать меня обучили раньше, но именно с пяти лет книга заняла своё место рядом с подушкой и куклой. я крашу волосы? это слишком смелое утверждение для того раза в год, по осени, полоскания волос с хной, призванного вернуть яркость выгоревшим за лето прядям. я не люблю розы, белые и кремовые чайные, желтые с оранжевым кантом по краю лепестков, растрёпанные бордовые, крупные на длинных колючих стеблях и мелкие, множеством полураспустившихся бутонов усыпавшие куст. я выкуриваю от одной до трех пачек сигарет в день. я никогда не училась начала рисовать неожиданно для себя самой лет в семнадцать и к 20 годам, к моменту поступления в училище, где мне худо-бедно, но поставили академический рисунок и живопись — была уже с вполне сложившимися стилем и манерой художником, но вступительные экзамены за меня сдавала подруга, — «какая наглость!» — справедливо шипели нам в спины девочки, но нас, двух сонных рыжих девиц, рядком усевшихся к мольберту, надежно прикрывало покровительство будущих моих преподавателей. я смеюсь во сне, но никогда не могу вспомнить, проснувшись, сюжетов этих уморительных снов. я сентиментальна — маленькие котята могут растрогать меня до слез, а случайное слово до слез обидеть. я до обморока боюсь недружелюбных собак. я не боюсь высоты как таковой и спокойно могу стоять над обрывом или на крыше, но залезать на верхотуру по ненадежным лестницам или идти по прогибающейся доске над оврагом или рекой мне непереносимо почти страшно. мои волосы вьются искусственными завитыми кудрями.

где я соврала? я впишу пояснения вписаны в полночь.
red cat

(no subject)

«анкеты», конечно же! тетрадка в клеточку на 36 листов, любовно изукрашенная «переводками» и цветочками, рисованными от руки, а то и тщательно вырезанными из открыток пышными розами с непременной каплей росы на отогнутом лепестке или чахлыми букетиками гвоздик, обвитыми жёлто-чёрной лентой. «любимый фильм», «любимая книжка», и «три вещи, которые ты возьмешь с собой на необитаемый остров», и — боже мой! — «кто из модерн токингов тебе нравится больше — чёрненький или беленький?», и, само собой, «какие инициалы у мальчика, который тебе нравится?», а на соседнем листочке каверзное: какие инициалы у мальчика из нашего класса, который и далее по тексту. и «что такое любовь?» — а в ответах от «четыре ноги под одним одеялом» до «долготерпит, милосердствует, не завидует, не бесчинствует, не ищет своего, сорадуется истине». бабушка моя, строгих правил — хотя и стрелял, стрелял в неё ревнивый дед из ружья, и в полу на кухне вишерского дома есть отметина дроби — бабушка, заслуженный учитель начальных классов, найдя у меня в портфеле тетрадку «анкеты» — запнулась о пункт «поцелуй — это...» и долго мне выговаривала за увиденные ответы образца «999.999.999 микробов!», и поминала зою умри-но не давай поцелуя без любви космодемьянскую. ах, «анкеты»...
"вы умеете обращаться с женщинами"

цена похвалы.

равнодушная, снисходительная доброта ужасает меня. ах, как я рыдала на крыльце училища, разбросав вокруг сумку и папки, всхлипывала, ломала полувытащенные из пачки сигареты одну за одной, отмахивалась от утешений, бормотала, что несправедливо, несправедливо. как обесценилась, скукожилась, съежилась дипломная моя работа оттого, что «отлично» мы получили все четверо, все стали равными друг дружке мастерами по художественной обработке керамики, — когда по внутреннему моему суду пятёрки достоин был только ларкин диплом, элькин тянулся на жалостливую троечку, а татьянин и мой заслужили не более чем по уверенной четвёрке.