Natasha 'RedCat' Ivanova (red_cat) wrote,
Natasha 'RedCat' Ivanova
red_cat

Categories:
В Барвихе действительно потрясающий бармен. Очень красивый, очень и похож на Леоновича, а на Леоновича я всегда смотрела затаив дыхание.
– Я лучше вытащу тебя в Питер, – воркует мне на ухо Рыжая, – и познакомлю с N, она потрясающая, ты сразу влюбишься.
– Даааа, – мрачно говорю я, – вот влюблюсь и буду страдаааать...
– Нет! Мы не будем страдать! Мы будем ебаться! Зачем же страдать, когда можно ебаться?!
И так она мурлычет это свое "ебаться", так искренне удивлена, что кто-то еще страдает, когда можно же... Что хочется и на самом деле уехать куда-нибудь, влюбиться сразу и заниматься любовью, а не войной. Любовью, а не карьерой. Любовью, а не муторным этим поиском своего места под тусклым мегаполисным солнцем.
Ты ебанутое создание, думаю я в приступе нежности, ты такое восхитительное ебанутое создание, моя Рыжая.

©
– С барменами, – говорит назавтра мужчина за соседним столиком, – с барменами я всегда оч-чень вежлив. Оч-чень. Я тут читал одну книгу…

Паланика, думаю я.

– Я тут читал одну книгу, где такое описывали! Как бармен может! Просто плюнуть вам в чашку! Или даже…

Ага, думаю я, точно – Паланика.

– Или даже, понимаете… сперму. Свою. В ваш суп.

Потрясающий бармен, идеальный бармен, Саша ухмыляется из-за стойки и, подняв над стойкой правую руку, делает рукой несколько характерных возвратно-поступательных движений, и говорит: «Но я, конечно – нет», и откидывает лезущую в глаза прядь волос, и улыбается выверенной, максимально доброжелательной и даже, пожалуй, интимной, но точно дозированной улыбкой, которая и есть настоящее, без тени подвоха, обид и лукавства «ничего личного»: ничего личного между вами и тем, кто с первого раза запомнил ваши предпочтения и спустя полгода, год, полтора скажет, едва вы войдете: «Привет, кофе без сахара и коньяк?» и вы благодарно кивнёте, привет, Саша, именно кофе. И коньяк.

Сегодня я дарю Саше ёлочную игрушку, пухлую глупую звезду из веточек, коры, цветов и семян, заснеженную и золочёную, стянутую узким шнуром.

***

– Мешочек, – говорит Кса, – не забыть мешочек. Вчера, – Ксанка кивает на бархатный кисет, смотрит на Сашу, – мы с Рыжей считали авторские деньги, насчитали на домик в Монтаните и билет до Эквадора. Этакий соблазн! Экая, – театрально вздыхает Ксанка, – обуза – совесть!

– А ты его здесь забудь, – усмехается Саша, – я бессовестный.

– Э, нет, – говорим мы. – Но есть, – говорю я, – идея! На следующей выставке заработать на домик, лавку и несколько билетов – чтобы и для нас, и для тебя. Приедем, – говорю я мечтательно, – откроем бар… Как у тебя с испанским?

– У меня, – говорит Саша, – отлично со всеми языками, веришь?

***

– Верю, – говорит Ксанка через полчаса. Мы идём в сторону синей «Смоленской». – Верю, знает.

– Ага, – говорю я, – а вообще идея роскошна. Переедем… откроем галерею, совмещенную с баром. Ну, ты только представь – на этого-то, с белой мордой пепельного блондина со светлыми глазами, идеального бармена… да местные в нашем баре будут дневать и ночевать! Тратить все отпущенные им деньги! Залезать в долги!

– Главное, – говорит Кса, – вовремя отгонять тех, кто от него заимеет ребёночка и явится всей семьей вести его под венец. Мы не можем себе позволить терять идеального бармена!

– А мы ему часть зарплаты будем выдавать презервативами, – говорю я. – Ну, типа профодежда, ежемесячно: новый фартук, ящик гондонов… И в контракте, конечно, оговорить, что ни-ка-кой, никакой попытки улучшать местную породу!

– Во-во, – говорит Ксанка, – а то иначе будет как в любимом анекдоте: «Говорят, однажды Дэвид Боуи посетил Транссибирскую магистраль. С тех пор вдоль железной дороги выросло целое поколение котят с разноцветными глазами и наследственно склеротической памятью…»

***

– Кстати о склерозе, – спустя два часа и ряд магазинов («Подружка брата» убили бы меня прямым выстрелом в сердце, если бы не отдельчик для беременных через десяток минут и метров, где мы купили мне подарок – восхитительную, нелепую, вычурную шмотку, которую можно носить в четырех вариациях: как вечернее платье, как повседневный сарафан, как юбку – на помочах и с завышенной талией, и как юбку, низко сидящую на бёдрах, шмотку из вельвета и замши, с оборкой и нежным девчачьим карманом, и-зу-ми-тель-ную), – кстати, о склерозе, что-то мы забыли купить… – щёлкаем пальцами, – какую-то мелочь, фигню какую-то… а! Телефон!

И мы идём покупать телефон.

– Сагем? – говорим мы продавцу, глядя на витрину. – Плоский, лёгкий, цветной дисплей, звонит, мяукает? Берём. Заверните.

сцылки по теме: раз, два, три. и, чтоб уж два раза не вставать – фото с закрытия выставки от der spielmann:



посмотреть все фотографии здесь.
Tags: фотографии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments